Екатерина Кудрина

Екатерина Кудрина
Читай Савченко

Стихи

КОНЕЦ КАРНАВАЛА

Когда окончен карнавал,
В шандалах оплывают свечи,
И в мутной глубине зеркал
Дряхлея, умирает вечер –

На крутобедром хрустале
Алеют оттиски помады,
Салфетка посреди желе –
Как парус тонущей армады.

У Коломбины на виске
Обвис печально рыжий локон,
Хмельной скелет с косой в руке,
Понурясь, бродит между окон;

С натертой ножки башмачок
Стянула Золушка украдкой,
Спит кружевной воротничок
В обнимку с лайковой перчаткой;

Унылый ангел по ковру
Влачит потрепанные крылья…
Наступят будни поутру –
Прощай, шальное изобилье!

Жизнь рухнет, будто в шахту клеть,
В обыденностье после бала,
И как же тут не пожалеть,
Что есть конец у карнавала!

НОЧНАЯ ОХОТА

Распороли радаров клыки
Полуночный эфир на куски.
Погляди за окно: из-за туч
Выползает предательский луч,
Норовит мне накинуть петлю…
Не беда, я охоту люблю!
Ухмыльнулась шальная звезда –
Все, дружок, не уйдешь никуда!
В этот раз от судьбы не удрать,
Будет в прятки со смертью играть…
Лает свора зениток внизу,
К горлу щупальца страха ползут,
Повернулось Судьбы Колесо –
И меня захлестнуло лассо.
По обшивке растекся огонь,
Мчит машина, как взмыленный конь;
Дыбом встал раскаленный эфир,
Хлещет едкая лимфа из дыр.
Эй, красотка, придвинься к окну!
Для тебя я кометой сверкну.
Наплевать, что дерьмо парашют –
За спиной уже крылья растут.
И зудит серафимов хорал:
«Ты, приятель, свое отлетал!»

БУМАЖНЫЙ ВЕК

Хочу прославить век бумажный –
Не хуже он, чем золотой!
Вот доллар шествует вальяжный,
Зеленой придавив пятой

Тысячеглавого дракона
Торгов. На биржах суета.
Шуршат страницами законы.
Мелькают цифрами счета.

Где лихо скрещивались шпаги,
Свистели пули и картечь –
Скрипят газетные сутяги
И головы слетают с плеч

В пылу чернильных словопрений,
А женщинам love story бог —
Улыбчивый карманный гений
На ушко шепчет свой урок.

Бумага стерпит без усилий
Блажь утопических идей,
Натужный хэппи-энд идиллий,
Апломб помпезных миражей.

Бумажный век, кораблик хлипкий,
Куда несет его поток
Реальности шальной и зыбкой,
Как смятый Вечностью листок?

ПОСТСКРИПТУМ

Для тех, кто не знает – это происходило еще в до-Интернетовскую эпоху, когда не было электронной почты, социальных сетей и скайпа, и люди писали письма вручную.

 

Через неделю-две, быть может,

Твой секретарь на секретер

Конверт с моим письмом положит

И скажет: «Ваша почта, сэр!»

 

А я, как взломщик образцовый,

От нетерпения горя,

Открою ящик свой почтовый –

Нет у меня секретаря.

 

Звенят ключи, летят перчатки

На стол в небрежной суете –

И наших пальцев отпечатки

На белом встретятся листе…

 

Когда последнюю страницу

Судьба за нас перевернет,

Придется долго им пылиться,

Желтея, тлеть из года в год.

 

Еще какой-то срок, пожалуй,

Мы в старых письмах проживем,

Как после окончанья бала

Цветок в петлице… А потом?

 

Среди счетов и договоров

Чужая, жадная рука

Начнет искать с бесстыдством вора

Секрет души – не кошелька.

 

И прозревая между строчек,

Когда и где, и с кем, и как,

Без лишних слов и проволочек

Залезет даже на чердак.

 

И сердцу вытряхнет карманы;

Вот опись мыслей, чувств и снов:

Тут – сокровеннейшие планы,

Там – муки тягостных часов.

 

Все нараспашку, все открыто,

Как в морге беззащитный труп!

И поспешают деловито

Сорвать печать с истлевших губ.

 

Жизнь – не страничка из «Плейбоя»,

Не шлягер в уличном кафе,

И лучше я своей рукою

Устрою аутодафе.

 

Костер – прекрасная гробница

Для тех, кто прожил жизнь, горя,

Когда на стол, кружась, ложится

Последний лист календаря.

 

Прости, что их не сохраню –

С любовью предаю огню.

БРОДЯЧИЕ СОБАКИ

Когда восходит солнце в рыжем лаке,
И утро задувает фонари,
Голодные, облезлые собаки,
Как тени, покидают пустыри.

К заборам жмутся робко и пугливо,
Косясь – есть и в собачьей стыд душе –
На псов хозяйских, чванных и спесивых,
С застенчивостью нищей Беранже.

Кусает снег израненные лапы,
А летом – дождь, свалялась шерсть в комки…
С какой мольбой под зонтики и шляпы
Глядят глаза их, полные тоски!

Их вольный предок, дерзкий и строптивый,
Не зная ига рабского людей,
Вонзал клыки под спутанные гривы
Галопом мчащих диких лошадей.

Не оттого ли, вторя непогоде,
Под тощею, надгрызенной луной
Звучит, как гимн утраченной свободе,
Их заунывный и печальный вой?..

ВОЕВОДА

Твой взгляд пронзительный и цепкий
Впился, как меч, в обшивку стен.
На завитках тяжелой лепки –
И пыль веков, и кровь измен.

На мех плаща упала гривой
Лавина спутанных волос,
Чеканя профиль горделивый:
Жестокий рот и хищный нос.

Рубин пылает драгоценный,
Мерцает холодно топаз,
И тот же отблеск неизменный
На дне твоих угрюмых глаз.

Так голова твоя глядела –
Как волк на свору гончих псов –
Уже отъятая от тела
На торжествующих врагов.

Усмешка обнажила зубы:
Противник мертв – руби, не трусь! –
Но холодеющие губы
Сказали: «Я… еще… вернусь!»

Топор уместней им и плаха,
Не щит и меч – орудье битв,
И полумертвые от страха
Тебя зарыли без молитв.

Швырнули в яму труп безглавый,
А чтоб из гроба он не встал –
Раздули хором бред кровавый
И выдумок зловещих вал.

Что было истинно, что ложно –
Теперь уже не разобрать…
Проснись! Преемник твой ничтожный
Не в силах вожжи удержать.

Смотри: твой край лежит в руинах,
В полях пирует воронье,
И к радости врагов старинных
В грязь имя втоптано твое.

Но холоден прищур жестокий
Насмешливых зеленых глаз:
«Меня не испугают склоки,
И кровь я проливал не раз.

За кость грызутся – дело вкуса,
Потуги жалкие смешны.
Пока меня боятся трусы,
Ни смерть, ни тлен мне не страшны!»

СОЛДАТЫ УДАЧИ

Их родина не знает, где лежат
Детей ее оплеванные кости;
В пустых гробницах ящерки скользят
Да травы буйно колосятся в росте.

Она по ним не плачет никогда,
Не припадет к заброшенным могилам,
Где те, кто умирать пришел сюда,
Занесены песком, покрыты илом.

Одни гниют на рисовых полях,
Другие спят в ущельях безымянных,
Что было плотью – обратилось в прах,
Нагой костяк опутали лианы.

Кто пил, кто пел, кто смел – не разобрать
По черепам с затверженной улыбкой,
Вмурованной, как Вечности печать,
В оскал зубов финальною ошибкой.

Давно подружки позабыли их,
Ждать дома блудных отпрысков устали –
Чужой конец абстрактен для живых,
А мертвецам неведомы печали.

И клянчить Рай не станет, Ад кляня
В своем грехопадении тотальном,
Лихое братство Крови и Огня,
С небес благословленное напалмом.

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ

Итальянские власти отказались впустить в порт собственное судно со спасенными в море эмигрантами…

Австрия начала возводить стену на границе со Словенией…
Из сообщений СМИ

Щербатая охотница Диана
Вспорола небо каменным клыком,
Прожектор сквозь обугленную рану
Ласкает ночь шершавым языком.

Ковчег по морю тащится с опаской –
Кому охота к рыбам на обед?
Но впереди – обещанная сказка.
Потоп не вечен, и – да будет свет!

Уж берег близко, тот, обетованный,
Где каждый должен счастье обрести
По Библии, Талмуду иль Корану…
Плыви, кораблик! Сердце, не части!

И вдруг – забор! Надломленные крылья
Сложил Икар – и камнем с высоты
В пучину рухнул в тягостном бессилье,
Не дотянув до Острова Мечты.

Политкорректность – каверзная штука.
О том забыть, того не поминать…
Но в жизни есть хорошая наука:
Не стройте стены, чтоб потом ломать!

 

По поводу замечаний и предложений, обращайтесь!

А так же, если вы хотите разместить свой материал у нас на сайте, то ждем ваших писем на

email: artbusines2018@gmail.com

или звоните по телефонам:

+38(068) 224 25 48

+38(099) 229 31 67

Наш канал на YouTube

Ты нами можешь поделиться

© Многие материалы эксклюзивны и права на них защищены!

Сделано ❤ для ВАС!